Карта сайта
Гостевая книга
Контакты
Новости
Фотоработы
Сочинительство
Афиша
Пресса
Роли
Резюме
Авторский театр
Главная страница
Актёр / режиссёр                                  
Олег Дмитриев
© Олег Дмитриев , 2009 ·  Все права защищены  ·  По всем вопросам обращаться к  администрации сайта
Художественный руководитель
ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ
А К А Д Е М И Ч Е С К И Й
МАЛЫЙ ДРАМАТИЧЕСКИЙ ТЕАТР - ТЕАТР ЕВРОПЫ
Постановки

История Снов
ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
или
"КТО МОЖЕТ ОТНЯТЬ МОИ СНЫ?"
[Медиафайлы]
[Избранное. Читает автор. Аудиофайлы]
[ПРОЛОГ. КОНЕЦ БЕССОННИЦЫ. ПЕРВЫЙ СОН]
[Запись Сна #1 < письмо >]
[Здравствуй, Вокзал, запустенья достигший...]
[Проклятая!..]
[Молитва]
[Сентябрьской ночью я снова проснулся...]
[Сегодня я мир ощущаю свечой]
[Властелин Снов]
[Есть понятье "стекло"...]
[Ужасно боюсь в доме свечи тушить...]
[Я только благодарю... < симметричные стихи >]
[Расстоянье любви]
[Запись Сна #2 < метасценарий >]
[Явь < языком Сна >]
[Игра в спектры]
[Повод плакать]
[Повод смеяться]
[Повод любить]
[Белая лилия в разрезе]
[Запись Сна #3]
[Вопиющее пророчество]
[Ухожу в щель...]
[Предчувствие новой весны]
[ПОБЕДИТЕЛЬ ВРЕМЕНИ]
[Люди, звери и стихии накануне Нового века]
[Потерявшему свет...]
[Нервность запрокинутых ресниц...]
[Зодиакальное происшествие]
[Рыбный век]
[Гарцующие прочь по выжженным холмам...]
[Охота на рысь]
[< Дорога в небо >]
[Запись Сна #4 < письмо >]
[Колыбельная]
[Шли Великие Коты...]
[Задумано сильно...]
[Жажда Сна]
[До успенья]
[Новый Прометей]
[Инженерному замку]
[Когда ты откроешь окно...]
[Нас застало врасплох Рождество...]
[ПРОЧЬ]
[ГИМН СОЛНЦУ]
[Хочу из горла выронить стихи...]
[Предчувствие ясности - знак катастрофы...]
[Не распознать причины вероломства...]
[На звёздах пыль не укрывает света...]
[Покуда живы, как душисты...]
[Охота]
[Запись Сна #5 < письмо >]
[Крамола]
[Запись Сна #6 < письмо >]
[Эротическое богохульство]
[Бедный Жак]
[Когда июнь в разгаре...]
[Музыка]
[Месса антихриста]
[Отрину Вас, отождествлю с бедою...]
["Заклятие огнём и мраком"]
[ЗАКЛЮЧЕНИЕ]


            Боже мой!
       Что творилось в моей многогранной, в силу природного строения черепа, может быть, не самой вместительной, но к моменту, с которого начнётся история, вместившей достаточно несовместимого голове, когда с наступлением 74-го (от рождения моей бабушки, коренной петербурженки 1911-го от Рождества Христова года рождения) года все ветра (в Ленинграде в это время года (весна, апрель) обычно достигающие скоростей небывалых) изменили свои направления и (как выражались граждане старше 30-ти), основательно "потеплев", принялись течь сквозь мои мозги, разгорячённые вполне диалектической борьбой тех противоположностей, которым далеко было до единства!.. 
Я буквально походил на пьяного, сумасшедшего, разбитого астеническим синдромом секретаря школьной комсомольской организации, готовящегося к поступлению в театральный институт, к тому же отпраздновавшего своё семнадцатилетие, строжайше обязывающее, не взирая на уже случившуюся солидную
проволочку, немедленно и самым непосредственным образом познакомиться с понятием "женщина" перед тем, как начать триумфальное (в этом не было сомнения ни у меня, ни у окружающих, мама - не в счёт) шествие в светлую (в этом отчаянно сомневалась бабушка, да и мама, но она опять - не в счёт) даль грядущего.
       Вполне понятно, что прохожие от меня шарахались... В самом деле, чего можно было ожидать от человека, который всё своё, быть может, не самое босоногое (прошу прощения, Алексей Пешков), но всё-таки детство, да и весь рассвет своей, уж не знаю, какой (во всяком случае, поклон Вам, Лев Николаевич Толстой, от меня и от моей бабушки), юности пробегал в пионерском галстуке, из последних сил вдувая природную тщедушность в мундштук шестирублёвого священного, ритуального пионерского горна, левой рукой выстукивая на пионерском барабане марш «Церемониальный», в то время как правая густой красной гуашью, пахнущей хомяками, накопленными столь же заботливыми, сколь и забывчивыми юннатами в школьном зооуголке, перерисовывала на ватманский лист нетленный девиз «Смело и бодро вперёд! Победа во что бы то ни стало!», якобы сочинённый когда-то самим краснозвёздно-орденоносным (как позднее выяснилось, - злодейски убиенным) Михаилом Фрунзе; от человека, который, проделывая всё выше описанное с искренней верой в то, что спектр состоит из семи оттенков красного, вдруг на семнадцатом году жизни смертельно заболел театром, так, что руки, в мгновение ока отбросив многочисленные символы и атрибуты, не дав себе помедлить ни минуты, жадно  вцепились в томики Шекспира,
коробки грима, парики и контрамарки на любые спектакли всех доступных (а желательно, - недоступных) театральных трупп ???
В голове моей не на жизнь, а на смерть схлестнулись Маркс, Ленин и Мариэтта Шагинян с одной стороны и Шекспир, Бодлер и Мейерхольд - с другой. Как жить дальше, стало непонятно. Любви, то есть Джульетты, хотелось страшно. И желание "прожить жизнь так, чтобы потом не было мучительно больно за…" как-то притупилось, уступив место другим хотениям. Словом, возникла потребность в новой, желательно, довольно стройной картине мира.
Но поскольку в реальной жизни Шолохова уже оплёвывали, Солженицына уже не боялись, а оттенков в спектре не прибавлялось (даже синий цвет извлечённых из закромов Родины и госбезопасности российских флагов, обильно благоухая кровью с рук старых и новых патриотов, норовил отливать всё тем же красным), то пришлось обратиться к своему воображению и, как мне до сих пор кажется, вполне правомерно подменить зрелище мира реального картиной грёз, мечтаний, видений или Снов и, в результате, заняться чем-то, не связанным непосредственно с предвыборными кампаниями и возрождающейся кооперацией.
          Я стал сочинять Сны.
Это занятие составило духовную, да и всяческую основу моей частной жизни. Общественная же прочно связалась с театром. (Хотя, конечно, подобная классификация необходима мне так же, как праху Петра Великого - дискуссия вокруг имени бывшей столицы государства российского).
          Сны.
          Что Они? Как являлись, и что было дальше?
          Анализировать непросто…
Ведь как только произошли описанные выше перемены в мире и во мне, я погрузился в странные глубины, устланные не то шёлком, не то шифоном, лёгким и, как правило, фиолетовым. Я задышал густыми благовониями не известного мне происхождения, полюбил пить удивительно вкусную влагу из потайных источников воображения.
          Я встречал разных людей. Часто - женщин. И про каждую сочинял Сон. Некую фантастическую биографию для женщины и для себя. Биографию, которая была столь богата приключениями и радостью, сколь находилось того и другого в моём воображении.
Я изобретал "повести", "романы" и "эпопеи" для себя и для всех, кто был рядом.
Но, то ли потому, что двери театра мне приоткрылись, и я в них зачастил (сначала театральная студия, потом театральный институт), то ли потому, что слишком реально существовали (жили рядом) все персонажи моих вымыслов (вернее, - прототипы этих персонажей), то ли по какой-то ещё не известной мне причине, сочинённые "повести" и "романы" мгновенно обращались в "пьесы", не требуя никакой дополнительной инсценировки.
Я разыгрывал свои Сны, включая в игру всех тех реальных участников, чьё существование подтолкнуло меня к вымыслу.
          Однако, "разыгрывал" и даже "играл" - неточные слова, потому что грешат принадлежностью театру.
А жизнь во Сне или, лучше сказать, жизнь Сна, - это не совсем то, что жизнь на сцене. Даже совсем не то.
          Любая театральная игра - акт волевой, существование по закону "хочу-не хочу". Хочу - и я - король Лир. И я живу мыслями Лира, его намерениями в предложенной Шекспиром ситуации. Не хочу - не делаю этого, превращаясь обратно в актёра имярека, стоящего не посреди терзаемой бурей степи, а в центре сцены.
Такие превращения уже невозможны во время игры, не на сцену перенесённой, а оставленной в реальной жизни, то есть внутри Сна.
Сочинив "пьесу", измыслив Сон, я, как и актёр имярек, "примеряю одного из персонажей на себя", влезаю внутрь сочинённого человека (то же предлагаю сделать и другим участникам Сна). Но, совершив это первое и единственное на протяжении всего Сна волевое усилие, я становлюсь безволен перед властью Сна. Я, Властелин Сна, сотворивший Его и решивший жить в Нём, теряю способность "сбросить маску и костюм", вырваться за пределы сюжета, который стал реальностью моей настоящей жизни. Я не могу проснуться.
       Так бывает и в естественном сновидении. Разве всегда мне, преследуемому во сне чудовищем, слышащему его смрадное дыхание и содрогающемуся при виде разинутой широко пасти, удаётся проснуться и спастись?
Да никогда не удаётся!
При том, что я желаю пробуждения изо всех сил, молю Бога о нём, пытаюсь сделать сверхчеловеческое усилие, чтобы сбросить таинственную власть природы и вступить в явь.
Или наоборот.
Когда удаётся увидеть во сне природном, естественном удивительное растение или роскошную птицу, или выпадает счастье обладать недоступной наяву женщиной, я меньше всего жажду пробуждения и, если уж чего-то желаю, то бесконечности, вечности, непрерывности счастливого сна.
Но никогда мои желания не сбываются.
Пробуждение всегда наступает внезапно, никак не сообразуясь с моей волей.
То же самое происходит и в моих вымышленных Снах.
Как только я переступаю границу между Сном и реальностью, прочерченную в моём воображении, и оказываюсь во владениях Сна (совершаю первый из обозначенных мною в сочинении поступков "героя"), за пределами жизни реальной, я утрачиваю способность вернуться назад до тех пор, пока сам Сон не отторгнет меня и не освободит от своей вселенской власти.
       Разве не удивительно, не парадоксально то, что я, Властелин Снов, одновременно Их раб, Их послушник, подданный Их могущественного королевства?!
      О, это интереснейший из пережитых мною парадоксов. Я счастлив и горд тем, что мне досталась в обладание эта тайна. Я и боюсь её немного. Перед ней теряют обаяние многие тайны жизни или того, что другие называют жизнью. Она становится главным мотивом познания, постижения жизни, поднимается до уровня небывалой серьёзности, оказываясь примерно на границе жизни и смерти, бытия и его отсутствия.
В самом деле, ведь каждый мой Сон сполна "оплачивается" частицами - часами, днями, месяцами и годами - моей собственной совершенно не вымышленной жизни (но жизни по законам Сна) и частицами жизней других "снящихся" мне, порой даже не подозревающих об этом…

       Какова протяжённость Снов?
       Разнообразна.
Есть "короткометражки»"- на несколько часов или дней.
Есть "полнометражные" Сны - от месяца до года.
Есть и целые "эпопеи", длящиеся годами и порой пугающие своей неистощимой "многосерийностью".
Но все эти градации смешны, нелепы, бессмысленны.
       Сколько может длиться Сон, если он-то и составляет бытие человека?
       Наверное, столько, сколько длится человеческая жизнь и, может быть, даже ещё какое-то неопределённое время после того, как, отмерив весь отпущенный мне на бессонницу срок, затихнет бой старинных стенных в чёрного дерева корпусе часов, которых никогда не было в моём неизлечимо больном бессонницей доме, но которые так безупречно точно отсчитывают время моего Сна.
                                                                                                                                                                                             
7-8 февраля 1991
Олег Дмитриев                                                     История Снов
Вместо предисловия или "Кто может отнять мои Сны?"
СТРАХ. Семизначный цикл
TRANSITION
ИНЖЕНЕРИЯ БОЛИ
ЗВЕРОВСТВО И ЖИВОТВОРСТВО
МЕЖДУРЕЧЬЕ < несостоявшийся цикл >
ЯВЬ
КРАМОЛА