В левом боку головы, близ виска, поселилось неизвестное и умное животное. Оно ходит там постепенно и вымучивает свою нетривиальную мысль, изредка пошевеливая хвостом, похожим на вопросительный знак. И когда оно движет хвостом, знание о жизни этого животного медленно смещается к правому виску. Потом обратно. Наверное, необходимо проглотить пару защитных таблеток… Но я люблю животное, этого странного гостя, пользующего мою голову в качестве временного приюта. И эта любовь мне дороже ясности мозгов. Пусть ходит странный гость, хотя бы потому, что он, похоже, мудрее меня, а значит, не так жаден, как я, и, быть может, позже он, вымучив свою странную идею, поделится со мною хотя бы частью её, и мне станет немного светлее, я стану чуточку проще. Видишь, как я теперь корыстен…
Зверь остановился где-то над глазами, но между глаз и сопит. Тёплое хищное дыхание. Вот так «тихим сапом» зверь, пожалуй, примется поглощать содержимое своего теперешнего дома, а я буду сидеть и думать, что схожу с ума вовсе даже от любви к таинственному зверю.

                                              

Я обращаюсь к тебе, как к первоисточнику истины, которую когда-нибудь да знал. И позабыл, как малоодарённый памятливостью ребёнок забывает собственное имя, рассердившись на бездомного кота, поцарапавшего ребёнкино ухо.
Я сейчас стану говорить какие-то слова. Звонкие и бессвязные… Они ничего не значат, обещаю тебе. Они нужны только для того, чтобы заполнить паузу, посреди которой я буду слушать тебя. Это так хорошо: слушать тебя. Вот я говорю как будто, а сам всего лишь слушаю тебя. Да и неправда, что «всего лишь». Это и много - слушать тебя. Не только  хорошо.
Сколько глаз у змеи? Миллион! Может быть, - миллиард. И доказательство тому очень простое. Змея видит движущийся объект любой деталью себя: центром брюха, кончиком хвоста, левой надбровной дугой и всей шеей. Сколько у змеи глаз, столько у меня ушей. Слушать - это почти всё, что я сейчас умею. Хотя всегда мне казалось, что я больше люблю говорить. Но ведь жидкость в сосуде охраняют крышкой от внешнего воздуха зачем-то. Наверное, чтобы внешний воздух не помешал, например, кипению. Вот и мой язык охраняет от опасной наружи всяческие пути, по которым путешествует слух от человека к человеку. Зачем тебе всё это?
Я опять благодарный как глина, по которой ступают босые ноги дев. Тонких дев. Холодная глина рада касаниям. Жаркие стопы рады касаниям. И в самые моменты касаний между глиной и стопами живёт свет, которого не бывает помимо нас двоих.
И еловые лапы не вечно упруги. Уронят прочь. Но, зная это, как хорошо быть на еловых лапах. Быть, отпивая многотысячным глотком благословляющий запах горькой мудрости древ. Пей и лети вниз. Я буду там ковром старинного мха, и ты вновь коснёшься смуглой рукой:
Карта сайта
Гостевая книга
Контакты
Новости
Фотоработы
Сочинительство
Афиша
Пресса
Роли
Резюме
Авторский театр
Главная страница
Актёр / режиссёр                                  
Олег Дмитриев
© Олег Дмитриев , 2009 ·  Все права защищены  ·  По всем вопросам обращаться к  администрации сайта
Художественный руководитель
ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ
А К А Д Е М И Ч Е С К И Й
МАЛЫЙ ДРАМАТИЧЕСКИЙ ТЕАТР - ТЕАТР ЕВРОПЫ
Постановки

История Снов
[Медиафайлы]
[Избранное. Читает автор. Аудиофайлы]
[Здравствуй, Вокзал, запустенья достигший...]
[Проклятая!..]
[Молитва]
[Сентябрьской ночью я снова проснулся...]
[Сегодня я мир ощущаю свечой]
[Властелин Снов]
[Есть понятье "стекло"...]
[Ужасно боюсь в доме свечи тушить...]
[Я только благодарю... < симметричные стихи >]
[Вопиющее пророчество]
[Ухожу в щель...]
[Предчувствие новой весны]
[ПОБЕДИТЕЛЬ ВРЕМЕНИ]
[Люди, звери и стихии накануне Нового века]
[Потерявшему свет...]
[Нервность запрокинутых ресниц...]
[Зодиакальное происшествие]
[Рыбный век]
[Гарцующие прочь по выжженным холмам...]
[Охота на рысь]
[< Дорога в небо >]
[Задумано сильно...]
[Жажда Сна]
[До успенья]
[Новый Прометей]
[Инженерному замку]
[Когда ты откроешь окно...]
[Нас застало врасплох Рождество...]
[ПРОЧЬ]
[ГИМН СОЛНЦУ]
[Хочу из горла выронить стихи...]
[Предчувствие ясности - знак катастрофы...]
[Не распознать причины вероломства...]
[На звёздах пыль не укрывает света...]
[Покуда живы, как душисты...]
[Охота]
[Запись Сна #5 < письмо >]
[Крамола]
[Запись Сна #6 < письмо >]
[Эротическое богохульство]
[Бедный Жак]
[Когда июнь в разгаре...]
[Музыка]
[Месса антихриста]
[Отрину Вас, отождествлю с бедою...]
["Заклятие огнём и мраком"]
[ЗАКЛЮЧЕНИЕ]
Олег Дмитриев                                                     История Снов
В.
[Вместо предисловия или "Кто может отнять мои Сны?"]
ПРОЛОГ. КОНЕЦ БЕССОННИЦЫ. ПЕРВЫЙ СОН
Запись Сна #1 < письмо >
СТРАХ. Семизначный цикл
TRANSITION
ИНЖЕНЕРИЯ БОЛИ
ЗВЕРОВСТВО И ЖИВОТВОРСТВО
МЕЖДУРЕЧЬЕ < несостоявшийся цикл >
ЯВЬ
КРАМОЛА
Запись Сна  #2 < метасценарий >
Расстоянье любви
Явь < языком Сна  >
ИНЖЕНЕРИЯ БОЛИ

ЗАПИСЬ СНА #4
< письмо >
Игра в спектры
Повод плакать
Повод смеяться
Повод любить
Белая лилия в разрезе
Запись Сна #3

«И на руки - звон, и на шею - звон, как браслеты и ожерелья. И звенеть от  муки не звенеть. Звенеть, как реветь. Но чтобы и слёзы падали ритмично и звоном своим разрешались в тонику. Тунику прочь с себя! По лесной земле опрокинутым вальсом - марш! Прочь, дерева, прочь, холм, прочь, неба склон, потому, что ты, всё-таки, - склон, а я несклонна склоняться к чему-то тамошнему, я буду слоняться во имя здешнего, грешного, гречневой пчелой ожужжаливать беспардонно раздетое тело и плыть пополам с ним. Да свершится Воля Моя!»

И так тихо… Шершавая рама окна скрипит, глядя треснувшим стекольным глазом куда-то. И нет камина. Потому что камин пошёл погулять с наступлением сумерек. Имярек, в кресле сидящий, очков не наденет. Не носит очков. А потому закат будет жечь ему глаза настойчиво, не отступаясь, пока не выжжет вовсе и, пройдя сквозь пустые глазницы, не застрянет посреди внутричерепного быта, обратившись огненным животным с хвостом, как вопросительный знак.
Вот и всё, моя ясноглазая смуглая дева. Прав ли? Так ведь и не важно. Ведь не солгал и с тем смолк.
А животное поживёт ещё немного и пойдёт прочь, не сказав ни слова о вымученной истине. Да и вряд ли что-нибудь вымучается внутри его временного кошмарного дома, где так мало добра и так много пауков. Но, быть может, что-нибудь останется в доме, и ты когда-нибудь смуглой рукой нашаришь это «что-нибудь» и обрадуешься вскользь.
Я целую тебя, огромнокрылая ясноглазая птица, целую стотысячекратно-жадно. Я жалуюсь тебе на твою грусть. Я жалую тебе большущий жезл маленькой королевы. Я жалею о нашем долготерпении и долготечении времени. Я желаю литься навстречу тебе, пока ещё можно.
Прости мне меня.
                                                                                                                                                                                                     13 апреля 1989
Запись Сна #4 <письмо>
[Колыбельная]
[Шли Великие Коты]
.     .     .